Главная » Статьи » Мир

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЦИКЛ ПУШКИНА

Да, государственная мудрость бывает задним числом: мол, государь все знал, он все предвидел. Иначе и быть не может, ведь если государь ошибся, строя шар, то и во многом другом мог допустить ошибку. А там и другие мысли начнут созревать, типа, зря он Алексея Андреевича, верного солдата из многих других холопов, из грязи поднял до таких вершин своей монаршей волей? Надо ли подымать-то? И зачем этот воздушный шарик, так и не поднявшийся, рядом с силой, которая позднее была названа дубиной народной войны? Что она значила, вся эта возня с тайным предприятием, предназначенным к погибели неприятеля посредством летающего корабля в большой войне, где были задействованы судьбы целых стран и жизни миллионов людей?

«Господи,— подумал Можаровский,— неужели этот старичок со слюнявым ртом, жалкий, маленький, был всесильным временщиком, от одного взгляда которого трепетали губернаторы, корпусные, дивизионные генералы, особы приближенные к императору? Воистину время безжалостно».

— Будьте здоровы, ваше сиятельство. До скорой встречи, бог даст.

— Иди. Иди, милый,— Аракчеев махнул рукой.

Москва — Ленинград 1983

 Я ехал в первую в своей жизни научную командировку — в Ленинград, в Пушкинский Дом. Цель: изучение книг английских поэтов в личной библиотеке Пушкина. Еще год назад мы бы с друзьями весело посмеялись, если б кто-нибудь предсказал мне такую поездку. Работая в одном из московских институтов, я спокойно трудился над отраслевой АСУ, не помышляя ни о Пушкине, ни об его английских книгах. Все произошло внезапно и быстро. Движимый дерзновенным легкомыслием и жаждой перемен, я подал документы в аспирантуру Института мировой литературы, и неожиданно мой вступительный реферат о Чехове понравился, я сдал экзамены и был принят. В юности так немного нужно для счастья!

Разговорились, вспомнили службу в ученом артиллерийском комитете, военные действия, сослуживцев, и Модест Петрович больше в шутку, чем всерьез упомянул о механике Леппихе и его летучем корабле. «Да,— хрипло вздохнул Аракчеев,— было дело, теперь не то». И рассказал Модесту Петровичу, что когда и в Ораниенбауме у механика ничего не получилось, а ученый комитет, рассмотревший наконец-то его проект, признал его безграмотным во всех отношениях, Леппих то ли бежал, то ли был выслан за границу, то ли просто скрылся с глаз так, что концы в воду, иди свищи. И вот тогда граф при очередном докладе государю припомнил свои самые первые сомнения. Большие деньги надлежало списывать. А ведь он-то предупреждал, что предпосылка, положенная в основу самой возможности полета из-за разрежения воздуха за счет махания крыл, кажется неубедительной.

Категория: Мир | Добавил: хост (07.07.2012)
Просмотров: 1420 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]